I'm the author of:

Mastering Redmine is a comprehensive guide with tips, tricks and best practices, and an easy-to-learn structure.

Check the book's project or

Buy the book

Social pages of the book:

By buying this book you also donate to Redmine (see this page).


Follow me:

Фашизм — это возрождение империи

Феникс (символ возрождения) / Daniel Trajtemberg

Феникс (символ возрождения) / Daniel Trajtemberg

Один из самых авторитетных современных исследователей фашизма — британский ученый Роджер Гриффин — определил ключевую особенность, которая отличает фашизм от парафашизма, то есть, ненастоящего фашизма. По мнению Гриффина, это — так называемый палингенетический ультранационализм или просто палингенезис. Суть его заключается в том, что каждый по-настоящему фашистский режим стремится возродить былое величие государства. Так, Муссолини мечтал о возрождении Римской империи, а Гитлер — о возрождении Германского государства, каким оно было до Первой мировой (и построении на ее основе новой «арийской» империи).

Считается, что сам по себе палингенезис не определяет, является ли конкретный режим фашистским. Для этого его идеология должна обладать и другими признаками, такими как, империализм, милитаризм, шовинизм, ксенофобия и т.д. Но мне кажется, что все остальные признаки фашизма являются неотъемлемыми элементами идеологии палингенезиса. Другими словами, на мой взгляд, палингенетический ультранационализм — это не просто ключевой признак фашизма, а, по сути, его источник.

Я не являюсь ученым, все написанное в данной статье — это мои личные размышления на тему фашизма.

  • Начнем с империализма… Все фашистские государства были в прошлом империями и стремились возродиться именно в таком статусе. По этому, естественно, фашистский палингенезис по определению не может не сопровождаться империализмом. Стремление владеть территориями является одной из ключевых особенностей фашистского мировоззрения.
  • Развал бывшей империи воспринимается фашистами как поражение. Но, если есть проигравшие, то есть и победители (доходит до того, что фашистские режимы часто назначают победителя, который на самом деле таковым и не является). Чувство, что кто-то победил «великое» государство, возвратить которое стремятся фашисты — невыносимо для них, именно поэтому реваншизм является неотъемлемой частью их идеологии.
  • Так как любая империя — это захват новых территорий и/или удерживание старых, такое государство вынуждено постоянно развивать свою армию и демонстрировать врагам ее мощь. От этого зависит его выживание. И поскольку идея фашизма о возрождении величия опирается в первую очередь на военную силу, то, опять же, фашизм просто не может не сопровождаться милитаризмом.
  • Основой армии является солдат, а успех военной кампании зависит от боевого духа каждого солдата, который в ней участвует. Поскольку фашисты знают, что им нужно будет воевать, то и потенциальных солдат они готовят заранее, даже в совершенно мирное время. Для этого фашистские режимы и развивают в своих странах культ героизма.
  • Тем не менее, народности подконтрольные империи (и даже саму титульную нацию, если такова имеется) также следует убедить, что им всем вместе взятым лучше всего будет именно в составе единого фашистского государства. А это можно сделать объявив его население особенной нацией с особыми способностями и миссией. Вот вам и шовинизм, который считается одним из базовых принципов фашизма.
  • Империи разваливаются, потому что подобный государственный строй просто не способен сдерживать подконтрольные ему народы вечно. Но фашисты, естественно, не могут это признать, так как это ставит под вопрос перспективы и величие их государства. Поэтому они винят во всем внешние силы и внутреннюю пятую колону, которая якобы работает на них. Так, приверженность теориям заговоров и становится частью мировоззрения фашистского общества.
  • Поскольку все, что идет вразрез с официальной точкой зрения режима, фашисты относят к деятельности внешних и внутренних врагов, то в таких условиях об либерализме не может быть и речи. Свобода слова является угрозой фашистской пропаганде, права человека мешают преследовать несогласных из «вражеской» пятой колоны и т.д. — все это ведет к неизбежному развитию антилиберализма в стране, в которой правят фашисты.
  • Возрождение империи подразумевает возобновление ее институтов и принципов. Во всех же других существующих и возможных новых институтах и принципах они видят угрозу для существования своего государства. Иногда даже откровенно винят такие институты в развале своей бывшей империи. Таким образом, режим стремится возродить то, что было раньше (иногда даже усилив репрессивные институты), и избегать всего, что ему кажется неродным. Вот вам и ксенофобия.
  • Чтобы возрождение империи имело успех, фашистский режим стремится сплотить вокруг этой идеи все население страны. Для этого фашисты убеждают свой народ, что государство и его население — едины и не могут иметь разные интересы и взгляды. На практике же это означает, что интересы государства ставятся выше интересов и прав отдельных его граждан. А это и есть этатизм.
  • Основой государственности является нация, при чем нация — не как национальность, а как все население страны. Для осуществление своих идей фашистам необходимо, чтобы высшей целью их нации считалось существование фашистского государства, чтобы нация и это государство считались своего рода единым организмом, чтобы интересы такой нации (как и в случае с этатизмом) были превыше интересов отдельных ее членов и, уж тем более, представителей других наций. Описанное здесь называется государственным национализмом.
  • Многое из упомянутого выше просто невозможно осуществить при наличии в стране свободы слова. Более того, многое из описанного предполагает жесткую пропагандистскую обработку населения. Из-за этого фашистские режимы просто не могут существовать без государственной пропаганды.
  • По своей природе люди — не такие уж и плохие. Следовательно, фашистские государства существуют благодаря определенному относительно небольшому кругу идейных фашистов, которые обеспечивают функционирование режима и уже с его помощью распространяют свое влияние на остальные элиты. Но, к власти рвутся все элиты, независимо от того насколько их идеология близка к фашистской, чего фашисты, естественно, допустить не могут. Именно поэтому фашистские режимы стремятся иметь однопартийную систему — ведь одну партию и идеологию значительно легче контролировать.
  • Вся история существования империй демонстрирует, что для их развития нужен сильный и жесткий лидер. Поскольку фашисты тоскуют за своим имперским прошлым, они также предпочитают иметь единого сильного и несменного лидера — именно в этом, в соответствии с их мировоззрением, и заключается секрет успешного государства. Сам лидер фашистов, естественно, также стремится оправдать ожидания своих пособников. Но, реальность такова, что любой лидер, даже фашистский, это — просто человек, который совершает ошибки, что, естественно, и он сам и его подчиненные считают необходимым скрывать. Его же достижения фашисты наоборот превозносят. Так развивается фашистский культ личности и вождизм.
  • Однако, подобная система в принципе недееспособна в нормальном обществе — природа человека такова, что среди фашистов всегда найдутся и другие, которые захотят занять место лидера. Кроме этого, существует человеческий фактор, который способен ослабить влияние режима в некоторых случаях. Поэтому, функционирование фашистского режима может обеспечить только жесткая авторитарная форма правления.

Как видите, можно считать, что фашизм — это не совокупность признаков, а базовая идея, из-за специфики которой неизбежно возникают и другие признаки ассоциируемые с фашизмом. Судя по всему, он возникает в результате сплочения и прихода к власти элит, которые тоскуют по прошлому величию. Иногда даже такие элиты уже частично были у власти во время существования империи — то есть, речь идет скорее об их возвращении.

Все это наводит на мысль, что фашизм — это возможный следующий этап развития любого пост-имперского государства, когда старым элитам удается вернуть себе власть. Другими словами, развития фашизма следует ожидать (и с этим бороться) в каждом подобном случае! В частности, этого следовало ждать и после развала СССР, который своей структурой всегда напоминал империю.

 

Comments

Also available in: Atom

Add a comment